Директор Элины Быстрицкой отреагировала на свой приговор: «Шок»

Три года и шесть месяцев колонии общего режима – такого наказания заслуживает бывший арт-директор актрисы Элины Быстрицкой – Ксения Рубцова, которой в четверг, 25 июня, вынес приговор Замоскворецкий районный суд Москвы. Напомним, что женщину обвиняли в мошенничестве, а именно, в том, что она украла у актрисы 35 миллионов рублей. Более того, суд постановил взыскать с Рубцовой пользу сестры знаменитой артистки Софии Шегельман 34 миллиона 700 тысяч рублей.

фото: Дарья Федотова

Находилась под подпиской о невыезде Рубцова приехала в суд в сопровождении своего адвоката. Женщина хранила молчание и была как никогда задумчива и печальна.

Как только судья начала читать приговор, с первых же минут стало ясно, что он будет носить обвинительный характер. Следовательно, судья объявила, что Рубцова виновна в мошенничестве и пояснила, что Рубцова, «действуя путем обмана» в целях обогащения после оформления на нее доверенности, стала снимать суммы денег со счета Быстрицкой. Начала Рубцова с 600 тысяч рублей. Потом суммы, которые снимала арт-директор, стали расти – она снимала от двух до более, чем 30 миллионов рублей.

Судья также озвучила и показания Рубцовой, которая заявляла, что таким образом Быстрицкая пыталась вывести деньги, чтобы они не достались бывшему деловому партнеру актрисы Александру Хейфицу.

Напомним, что согласно материалам уголовного дела, Рубцова познакомилась с Элиной Быстрицкой в 2010 году на поминках Людмилы Зыкиной. Между ними завязались близкие и очень доверительные отношения. Ксения Рубцова вскоре стала представляться арт-директором Быстрицкой. Молодая и активная женщина действительно посвящала актрисе много личного времени и за свои деньги даже организовывала концерты и выступления знаменитой артистки. Как призналась Рубцова, она это делала для того, чтобы «память о Быстрицкой оставалась как можно дольше».

В 2017 году Быстрицкая решила оформить на свою подругу доверенность и та получила право распоряжаться ее деньгами. Впоследствии, согласно материалам дела, арт-директор Быстрицкой стала снимать со счета деньги. Сама Быстрицкая, в которой не было даже банковской карты, о эти транзакции даже не догадывалась.

Махинации вскрылись после приезда в Москву родной сестры Быстрицкой – Софии Шегельман. Женщина обнаружила родственницу в плачевном состоянии, а проверив ее счета, увидела, что исчезла кругленькая сумма – более 35 миллионов рублей. Кроме того, Шегельман также выявила акты о выполнены работы, которые составляла Рубцова. Выяснилось, что реальные суммы бытовых затрат сильно отличались от задокументированных.

Так, например, услуги водителя Быстрицкой стоили около 30 тысяч рублей, а в актах была прописана сумма в 150 тысяч рублей, две сиделки обходились в 100 тысяч рублей, а на бумаге вырисовывались сумма в 4 раза больше. По документам щедро вознаграждались и врачи. Однако, как выяснилось, медицинская помощь Быстрицкой оказывалась по страховке, бесплатно. Кроме того, судя по документам, у артистки была своя армия визажистов и костюмеров. На самом же деле она только однажды за четыре года попросила гримера Большого театра помочь ей накраситься перед ее 90-летием.

Не тратились деньги ни на подарки, ни на прием гостей – в тот период времени Быстрицкая уже очень плохо себя чувствовала и практически не покидала свою квартиру.

В результате В ноябре 2018 года у следователей появилась заявление о преступлении за подписью Быстрицкой. Артистка трижды допытывалась у себя дома. Следователь устраивал выездные допросы на дому – уже тогда актриса практически не встала с кровати и уже плохо видела.

В деле о мошенничестве вскоре была задержана его помощница Ксения Рубцова. Женщина сначала дала показания, так как по ее словам, боялась оказаться в СИЗО (все время процесса Рубцова находилась под подпиской о невыезде). А потом пошла на уступки и объяснила и наличие фиктивных актов о выполненных работах, и исчезновения крупной суммы со счетов Быстрицкой.

По словам Рубцовой, актриса знала о актах и завышенные суммы. Это была хитрость, на которую женщин надоумил юрист после того, как появилась опасность тотального банкротства артистки, которая так и не вернула бизнесмену Александру Хейфицу около 3 миллионов долларов и тот стал намекать на возможный арест всего его имущества.

Тогда женщины придумали план – писать в актах завышенную стоимость именно бытовых расходов на Быстрицкую, чтобы в случае чего, предъявить их Хефицу. Разницу между написанным и фактически исрасходованным Быстрицкая тратила в том числе и на свою родную сестру – Софию Шегельман, которая проживала в Израиле.

Кроме того, Рубцова не стала отрицать, что действительно приняла у Быстрицкой 24 миллиона рублей на ремонт загородного дома и погашения ипотеки. Быстрицкая в случае банкротства собиралась переехать в Подольск и проживать в коттедже вместе с Рубцовой.

По словам адвокатов арт-директора, инициатором уголовного дела стала не Быстрицкая, а ее сестра, которая имела корыстные интересы. Еще при жизни актрисы с подачи ее родственницы, была отозвана доверенность и тут же оформлена на Шегельман. Кроме того, актрису разлучили с Рубцовой, так и не дав встретится даже на очной ставке, о которой настаивала бывший арт-директор. И самое главное, адвокаты уверены Рубцовой, подпись под заявлением о преступлении (а это главный козырь обвинения) была поставлена не Быстрицкой, а другим лицом.

Впрочем, все доводы адвокатов Рубцовой (в том числе и то, что деньги снимались для того, чтобы не отдавать их Хейфицу) судья признала безосновательными. Однако судья пояснила, что критически относится к выводу эксперта, что подпись на заявлении о преступлении не принадлежит Быстрицкой, а другому лицу.

После оглашения приговора Рубцовой взяли под стражу прямо в зале суда.

-Ксенечка…., вздыхала подруга Рубцовой, перебиравшая все заседания четки.

Сама Рубцова, уже в растерянности стоя в клетке и снимая скромные украшения (такой порядок заключения под стражу), сказала только одно:

-Шок…

Вам также может понравиться