Эколог назвал “смешной” версию причины ЧП в Норильске

В результате аварии на ТЭЦ-3 в Норильске, принадлежит дочернему предприятию “Норникеля”, в местные реки Долдыкан и Воротниковую попало более 20 тысяч тонн дизельного топлива. За Полярным кругом эта экологическая катастрофа стала крупнейшей по объему разлитых нефтепродуктов за всю историю. Экологи назвали версию о просадке свай резервуара “смешной” и объяснили, как можно помочь загрязненной природе.

Фото: morspas.com

Ситуация под Норильском осложняется еще и тем, что правительство узнало о ЧП лишь через 2 дня из соцсетей, как сказал на совещании президент Путин. В результате операция по ликвидации последствий началась с большим опозданием. Остается открытым и вопрос о методах утилизации мазута топлива. В районе бедствия нет дорог, по которым можно было бы вывозить нефтепродукты, а пострадала река несудоходна.

Эколог из Красноярска, руководитель общественной организации «Реки без границ» Александр Колотов считает, что в этой истории пока еще много темных пятен. Однако ни одна из вероятных причин аварии не оправдывает виновных.

– В последнее время мы часто слышим от чиновников лозунги об освоении Арктики. Нынешняя экологическая катастрофа на самом деле настоящий стресс-тест для региона, который показывает, что мы к этому абсолютно не готовы.

Настоящие обстоятельства того, как 20 тысяч тонн дизеля могли вытечь в реку, пока остаются загадкой. Дело в том, что вокруг резервуара для нефтепродуктов всегда есть специальная защитная площадка с бортиками, которая должна вмещать в себя весь объем топлива при его разливе. Получается, в данном случае в заборе были дырки или залповый прорыв был такой силы, что разрушил защитные стенки.

Из-за чего же могла возникнуть такая ударная волна? Объяснять произошедшее подтаявшим грунтом из-за аномально теплой погоды просто смешно. Это не форс-мажор и не ЧП, а вполне предсказуемая вещь, о которой можно было подумать заранее. Такие вещи должны выявляться на плановом техническом осмотре.

Также поражает и то, что до центра информации дошла только через два дня, то есть система оповещения вообще не работает. При этом местные экологи уже имели фотографии со спутников, свидетельствуют о масштабе катастрофы. А ведь фактор времени играет огромную роль.

– Возможно полностью ликвидировать последствия аварии?

– На практике вряд ли кто этим будет заниматься, это слишком дорогое мероприятие. Главная проблема в том, что произошла утечка не самой нефти, а продукта ее переработки – дизеля.

Нефтяное пятно держится на поверхности воды, а дизель опускается на дно и смешивается с водой и илом. Кроме того, химические компоненты солярки значительно токсичнее. Боновые заграждения не смогут полностью задержать дизель, часть нефтепродукта все равно выйдет за пределы и затем осядет на дно.

Соответственно, для полного очищения необходимо полностью вынимать грунт со дна водоемов. Пока речь идет о том, чтобы хотя бы собрать все пятна с поверхности. Сейчас и с этим есть проблемы, так как не хватает емкостей для слива откачанных нефтепродуктов. А оперативно доставить их в тундру проблематично.

Ясно, что при таком отношении к экологии освоение Арктики приведет к тому, что мы просто не сохраним природу региона.

– Выходит, остатки нефтепродуктов неизбежно попадут в озеро Пясино, а затем и в Карском море?

– В конце концов, естественно, попадут. Что касается экосистемы наиболее пострадавших рек Долдыкан и Амбарная, то на их восстановление уйдет долгое время. В той же Амбарной водилась пелядь, чир, хариус и щука. Скорее всего, теперь про этих рыб можно будет только вспоминать.

Экосистема Арктики очень хрупкая, природа здесь восстанавливается гораздо медленнее, чем на юге из-за низких температур. Кроме того, ликвидировать последствия аварий здесь, вдали от цивилизации очень непросто, необходимо делать все, чтобы предотвратить их, но пока что это мало кого волнует.

О том, как можно утилизировать в почву и воду, зараженные нефтепродуктами, нам рассказал эколог Николай Зотов: «Конечно, пытаться сжечь дизель, откачанный из реки – далеко не лучшая идея. Он уже смешался с водой и илом, а от горения этой смеси могут наступить еще худшие экологические последствия, чем от самой катастрофы. А вот грунт, собранный с берегов реки, поджигать для очистки теоретически можно, но это тоже не самый лучший способ утилизации.

С точки зрения экологии лучше всего создать специальные резервуары с гидроизоляцией, и поместить топливо туда. А затем уже с помощью специального оборудования разделить его на части. Главное, сейчас не пороть горячку, в этой истории уже и так напортачили во всем, чем могли».

Вам также может понравиться