Газовый конфликт России и Белоруссии достиг критической отметки

В бесконечном газовом пинг-понга» между Минском и Москвой – новый острый поворот. Минэнерго Белоруссии направил российской стороне письмо, предложив пересмотреть два момента – условия поставок природного газа на 2020 год и методику ценообразования на 2021-й. Но, судя по всему, партнеры и на сей раз не договорятся, поскольку разногласия просто ужасные. В конце мая в «Газпроме» предупредили, что готовы начать переговоры с Минском только после погашения им долга за газ в размере $165,57 млн. Белоруссия, понятно, такого долга не признает.

фото: pixabay.com

Ранее президент Александр Лукашенко заявил, что хочет добиться «справедливой цены» на российский газ, поскольку оптовая цена за тысячу кубометров в Европе (в частности, Германии) упала до $80. Тогда как по контракту с РФ Минск должен платить $127. Справедливой цене, с учетом логистики, глава республики считает $40-45 за тысячу кубометров. После того, как в ответ «Газпром» обнародовал свои претензии по белорусским долгам, Минэнерго Беларуси начал утверждать, что разногласия с Москвой относительно продления договора о закупках газа носят не принципиальный, а технический характер. Так, они касаются вопроса калорийности» – то есть, «удельной теплоты сгорания сырья. Но из таких нюансов и мелочей, которые в прошлые годы даже не рассматривались, сегодня складывается огромный клубок межгосударственных противоречий и нестыковок в чувствительной энергетической сфере.

Весь этот сериал уже порядком затянулся, говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. По словам собеседника «МК», Минск постоянно меняет тактику и претензии к «Газпрому», чтобы добиться нужного для себя результата. Одно время он требовал скидки, указывая на низкие цены в Европе, но этот лобовой прием не сработал. Потом Белоруссия решила действовать более тонко, предложив снизить стоимость транспортировки газа: в формуле ценообразования это самая большая составляющая, там указан конкретный тариф, причем в долларах. Но президент РФ Владимир Путин отверг идею на последней встрече в рамках ЕАЭС. А недавно белорусские чиновники усомнились в том, что поставляемый в республику российский природный газ имеет ту же калорийность, что и раньше. В принципе, если этот параметр снижается, то автоматически снижается и цена, в соответствие с контрактом.

Ни о каком компромиссе, ни о какой договоренности между Минском и Москвой по газовому вопросу сегодня не может быть и речи, считает Юшков. Напрашивается лишь одно цивилизованное решение – обращаться в арбитраж. В межправительственном соглашении, которое было подписано вместе с контрактом на поставки газа для Белоруссии, такая опция значится. Однако белорусская сторона почему-то этого не делает. Минск пытается создать проблему искусственно, чтобы не выполнять текущую операцию и добиться пересмотра ее параметров. Но у Москвы достаточно жесткая позиция. На снижение цены мы могли бы пойти только в одном случае – если, скажем, в первом полугодии 2020 года подписать стандартный европейский договор на поставку газа с привязкой к спотовым хабам в ЕС. В этом случае Беларусь получала бы газ по существенно более низкой цене, чем $127 за тысячу кубов. Но $40 – нереально.

В конце прошлого года Минск пытался добиться пересмотра цены на другой покупается в России энергоресурс – нефть, а в марте мировые котировки обвалились. Причем нефть Беларусь использует для переработки и последующей перепродажи нефтепродуктов, а газ – исключительно для внутреннего пользования, напоминает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Нынешние действия соседней республики понятные с точки зрения экономической логики: покупать товар всегда хочется дешевле, а продавать дороже. Но это совершенно не соответствует той задаче, которую ставят перед собой государства-члены ЕАЭС – создание единого экономического пространства и, в частности, единого энергетического рынка – с одинаковыми для всех тарифами на нефть и газ. Вопрос стоимости природного газа неотрывен от всего комплекса взаимодействия стран в рамках ЕАЭС. Минск настаивает на переходе на российскую систему ценообразования и финансовых преференций для себя, но при этом держится особняком.

Вам также может понравиться