Кто за Путина и Кадырова — будет здоров

Врачи и медсестры в России жалуются на тяжелые условия работы. Вот и в Чечне на днях медики массово протестовали: мол, нет у них защитных средств, того, сего.

Потом, как это в Чечне и положено, они горячо извинялись. Сказали, что ошиблись, что все у них есть. (Кто-то из чеченских врачей умер, кто-то уволен, но все это к делу отношения не имеет.)

Кадыров проводит заседание штаба по борьбе с коронавирусом. 16 мая 2020 г. Фото: chechnya.gov.ru

Вокруг смертельной статистики непрерывно идут медицинские дебаты и дипломатические скандалы. В них активно участвуют наши чиновники, дипломаты, депутаты и проклятая пятая колонна.

…От внешней политики рискнем перейти к внутренней. Официальные данные свидетельствуют, что начиная с 12 мая в Чечне никто не умирает. Как было 9 трупов, так и осталось. Там почти никто и не заболевает. 12 мая было 359 больных, а 17-го — 354 (стало меньше, потому что стали быстрее выздоравливать).

Сравнение для Москвы не очень приятное. Заболели в Москве 143 тысячи, вылечилось 27 500 — меньше одной пятой. А в Чечне с 943 больных вылечилось 580 — заметно больше половины.

Почему в Чечне настолько лучше? Горный воздух? правильное питание? строгое соблюдение религиозных обрядов? — мы же не знаем, что именно и как влияет на здоровье разумных людей (homo sapiens).

Вот одно исследование, которое мы только что провели без помощи врачей, Омона, ФСБ и проклятой пятой колонны. В 2016 году состоялись последние выборы в Государственную думу. «Единая Россия» (партия власти) получила в Москве 37,7%, а в Чечне та же самая партия в тот же день получила 96,3%.

Теперь сами сравните статистику смертей статистике народной любви к власти. Очевидно: кто за Путина и Рамзана — тот и не болеет. Почти. Впрочем, цыплят по осени считают. И не только бройлеров.

Чтобы сегодняшний день не показался читателям чем-то уникальным, мы напомним одну типичную историю, которая случилась в 1938-м. Был открытый публичный суд по делу «антисоветского правотроцкистского блока». 20 с лишним подсудимых (начиная с важных фигур: Бухарин, Рыков, Ягода и др, заканчивая врачами), обвиняемых в измене Родине, вредительстве, диверсиях, подготовке террористических актов и вооруженного свержения советской власти». Всех их приговорили к смерти и расстреляли, а через 20 лет амнистировали, но было поздно. А сегодня нас интересует один казус, который произошел на процессе.

Прежде чем прокурор Вышинский начал допросы обвиняемых, председатель суда поставил каждому два вопроса. Сперва каждого в отдельности спросили, желает ли он иметь защитника, и каждый ответил «нет».

Затем каждому в отдельности был задан вопрос: «Признаете ли вы себя виновным в предъявленных вам обвинениях?» Бухарин: «Да». Рыков: «Да». Ягода: «Да». Крестинский: «Я не признаю себя виновным. Я никогда не был участником правотроцкистского блока, о существовании которого я не знал. Я не совершил ни одного из тех преступлений, которые вменяются лично мне».

Это был шок. Председательствующий пытался вразумить Крестинского, но тот уперся. Опрос продолжился. Все остальные полностью признали свою вину.

Затем прокурор Вышинский много сил потратил, чтобы на перекрестном допросе поймать Крестинского в ловушку и заставить признаться.

ВЫШИНСКИЙ. Значит, на следствии вы дали неправильные показания?

КРЕСТИНСКИЙ. Я же заявил, что эти мои показания не соответствуют действительности.

ВЫШИНСКИЙ. А вчера, когда вас допрашивали, вы заявили, что они соответствуют действительности. Когда я вас допрашивал на предварительном следствии, вы мне говорили правду? ( Перед публикацией в «Правде» и «Известиях» из стенограммы по понятным причинам вычеркнули слова «А вчера, когда вас допрашивали». Допрос накануне суда уж слишком похож на репетицию. Но черновик сохранился в архиве. — А. М.)

КРЕСТИНСКИЙ. Нет. На предварительном следствии я дал неправильные показания, дал их недобровольно.

Эти муки длились долго, потом Вышинский сдался и начал допрашивать других. Это было в первой половине дня 2 марта. А на следующий день, 3 марта, уже вечером (после 18.00):

ВЫШИНСКИЙ. У меня вопрос к Крестинскому: что значит ваше вчерашнее заявление, что иначе нельзя рассматривать как троцкистскую провокацию на процессе?

КРЕСТИНСКИЙ. Вчера под влиянием минутного острого чувства ложного стыда, вызванного обстановкой скамьи подсудимых и тяжелым впечатлением от оглашения обвинительного акта, усугубленным моим болезненным состоянием, я не в состоянии был сказать правду, не в состоянии был сказать, что я виноват. И вместо того, чтобы сказать — да, я виновен, я почти машинально ответил — нет, не виноват.

ВЫШИНСКИЙ. Машинально?

КРЕСТИНСКИЙ. Я не в силах был перед лицом мирового общественного мнения сказать правду, что я вел все время троцкистскую борьбу. Я прошу суд зафиксировать мое заявление, что я целиком и полностью признаю себя виновным по всем тягчайшим обвинениям, предъявленным лично мне.

Публикации в газетах «Правда» и «Известия» протоколы правил лично ооо. Сталин. И в этом месте к признанию Крестинского он велел дописать: «Я признаю себя полностью ответственным за совершенную мною измену и предательство». Поскольку русский язык для Сталина все-таки был не совсем родным, он, очевидно, не понимал, что предательство — это синонимы, ему казалось, что добавка усиливает.

Цель этой большой цитаты из политического процесса 82-летней давности, конечно, не история Большого Террора. Мы всего лишь хотели показать, с какой удивительной смысловой и стилистической точностью совпадают с заявлением Крестинского сегодняшние заявления врачей на Северном Кавказе о том, как они ошиблись, все необходимое в них есть, как они виноваты перед обществом и руководством Республики.

Масштабы ошибок, происходящих из бескорыстного патриотического желания угодить начальникам, безграничны. После выборов в Государственную думу в декабре 2011 года по телевизору показали интересные данные: в Ростовской области проголосовало 146% избирателей, в Воронежской — 129%, в Свердловской — 115%. Тогда это стало предметом непристойных шуток, а потом забылось, и никого не наказали за это ложь. И сейчас не накажут. И на будущих выборах и голосованиях — тоже не накажут. Главное: врать в нужную сторону.

Вам также может понравиться