Неотложные меры помощи россиянам замаринованы на три недели

Как вы думаете, у нас сейчас серьезный экономический кризис или так, мелкая рябь на зеркально гладкой воде? Президент Владимир Путин говорит о почти 2 млн человек официально зарегистрированных безработных. Министр труда и социальной защиты Антон Котяков говорит, что если считать не только зарегистрированных безработных то только за апрель стало на 23% больше, и сейчас их 4,3 млн человек. Почти 6% трудоспособного населения. И это еще цветочки: к осени станет еще хуже.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем instagram

Прогноз Министерства экономического развития предсказывает: в 2020 году ВВП страны вместо того, чтобы вырасти хотя бы на полпроцента, сократится на 5 с лишним процентов. Но еще круче, чем ВВП, упадут реальные доходы граждан в целом…

Это лишь несколько не самых страшных официальных новостей последних дней. Судя по ним, у нас настоящий кризис.

Правда, еще 7 мая правительство внесло в Госдуму законопроект, в самом названии которого говорится о «неотложных мерах» для устойчивого развития экономики и предотвращения последствий коронавирусной эпидемии. Через российский парламент «в порядке исключения» признаны важными законы могут пролетать со свистом, но этот не вступил в силу до сих пор. Хотя «неотложный», если посмотреть в словаре, что означает «срочный», «не терпит отлагательства». В спокойное время законы с такими названиями не появляются, правда?

Сначала все как бы намекало на то, что в стране кризис, и правда надо быстро. В первом чтении Госдума проголосовала «за» 12 мая. Второе — планировалось на 13 мая, но потом перенесли на неделю. И не потому, что мысли не понимали значения слова «неотложный» (вы же знаете, наши депутаты — самые толковые депутаты в мире!). Просто президент успел сказать о дополнительных мерах поддержки, и надо было хотя бы частично впихнуть их в уже находился в Думе законопроект. К тому же по ряду мероприятий в правительстве и вокруг него разгорелись нешуточные споры. На 21-22 мая были назначены дополнительные пленарные заседания. Возможно, предположил спикер Вячеслав Володин 13 мая, и Совет Федерации, зная о новом графике Госдумы, внесет изменения в свой.

Закон (53 страницы текста) приняли окончательно 21 мая. Одновременно с ним за 4 дня во всех чтениях был принят еще один — о внесении изменений в Налоговый кодекс (18 страниц текста), тоже антикризисный.

Но Совет Федерации изменений в свой график вносить не стал. Пленарное заседание верхней палаты парламента прошло 20 мая, как и планировалось. В следующий раз сенаторы соберутся в Москве 2 июня. То есть только через 12 дней после того, как два как бы «неотложных» закона были приняты Думой, они могут быть одобрены верхней палатой парламента и отправиться на подпись к президенту, чтобы потом, после опубликования, вступить в силу. В обычных, некризисных условиях такой срок нормальный. Следовательно, кризиса и связанной с ним срочности нет?..

Многие россияне считают, что президенту достаточно произнести слово, чтобы оно материализовалось. Да и сам глава государства, иногда кажется, думает подобным образом. Но это не совсем так. Слово, чтобы материализоваться, должно быть вписано в кочковатое наше правовое поле — иначе бюрократическая машина не заработает.

Пока эти два закона не прошли всю процедуру до конца — в том числе не узаконены и:

— право правительства в этом году признать годовые оценки учащихся 9-х и 11-х классов основанием для выдачи им свидетельств и аттестатов;

— право правительства определить, как именно и в какой срок туроператоры будут рассчитываться с россиянами, погоревшими на турпутевках из-за эпидемии;

— защита 10-тысячных детских пособий от посягательств со стороны судебных приставов;

— налоговые отчисления самозанятым в размере 12 310 рублей уплаченных в прошлом году налогов;

— повышение с 1 июня помощи родителям по уходу за детьми с 1500 рублей (если речь идет о ребенке) и 3000 рублей (если речь идет о втором ребенке) к 6752 рублей;

— налоговые льготы благотворителям, которые помогают социально ориентированных НКО, религиозным организациям, а также НКО из сфер, особенно пострадавших в последние месяцы…

Если все это не очень нужно и срочно, зачем тогда называть мероприятия «неотложными», из каждого телевизора и с каждой трибуны кричать о том, как все бегут и падают, чтобы помочь бедным россиянам? А если у нас все же кризис, то почему правительство не попыталась синхронизировать работу палат парламента? Или попытался, но не получилось?

Но бывает же, когда графики и Думы, и СФ потрясающим образом совпадают, даже если совпасть вроде не должны. Это непременно случается, если легализовать какое-то свое решение как можно скорее хочет Кремль. Вот, например, 11 марта 2020 года утром Госдума приняла в третьем чтении закон о поправках в Конституцию, и в тот же день — с разницей в несколько часов — его одобрил Совет Федерации!

Остается предположить, что все эти пособия, чрезвычайные порядки и налоговые льготы — не приоритет для Кремля, который, судя по всему, захвачен прежде всего поправками к Конституции.

Если это так, мы движемся по параллельным рельсам.

Или у нас не кризис.

Вам также может понравиться