Политолог рассказал о «революции тапочек» в Белоруссии: страна охвачена протестами

В Белоруссии возобновились акции протеста против задержания претендента на пост президента Виктора Бабарико и других оппозиционных активистов. Протестами охвачена вся страна. В последний день сбора подписей 19 июня в Минске, Гомеле, Гродно, Могилеве, Витебске, Бобруйске, Барановичах люди выстроились в «цепь солидарности». В Витебске такая цепь растянулась на 300 метров, в Гродно — примерно на 1,5 км. В дело вешалась ОМОН, более 120 участников акций были задержаны. Западные СМИ пишут о «революции тапочек».

Фото: Вадим ЗамировскийTUT.BY

Дело в том, что в белорусских протестующих во время нынешней президентской кампании появился лозунг: «Прихлопни таракана!» и символ: домашний тапок. «Тараканище» – как известно, герой сказки Чуковского. Это намек на усы Лукашенко.

Напомним, что 18 июня в Белоруссии был задержан главный соперник Александра Лукашенко на президентских выборах — Виктор Бабарико. Его обвинили в попытке влиять на свидетелей и скрыть улики по ранее совершенным преступлениям, на его имущество наложили арест. Вместе с ним был задержан его сын и глава избирательного штаба Эдуард. Задержаны также друзья Бабарико и его коллеги по Белгазпромбанка, который он ранее возглавлял.

Очевидцы утверждают, что в рядах протестующих были замечены представители так называемой «прозападной» оппозиции, которые профессионально борются с Лукашенко уже много лет, но без особого успеха. Поддержкой белорусского населения это течение явно не пользуется. Но существует вероятность, что эти всем известные персонажи и организации попытаются «оседлать» протест?

– Как и все граждане Белоруссии, эта «старая» прозападная оппозиция имеет право принимать участие в любых митингах, – рассказал «МК» белорусский политолог Александр Федута. – У нас оппозиционеры не носят желтых звезд. Они живые люди. Вот стоит цепь протестующих, как можно сказать, сколько из них – представители «старой» оппозиции? Митинги проходят против политических арестов. Там есть и представители старой оппозиции, и представители новой оппозиции. Там разные люди.

– Но они играют в этих протестах ведущую роль?

– В последние годы на митинги и акции, которые организовывались этими силами, приходили 200 человек. Иногда меньше. А вот на митинги солидарности приходит значительно больше. И не только в Минске. Я думаю, что в последней цепи накануне было около 2-3 тысяч человек. Это много в нынешних условиях.

– Сколько человек задержано?

– Есть списки правозащитных организаций. В Минске было задержано более ста человек, в Бобруйске 10, в Гомеле как минимум 10, в Витебске 7, в Могилеве 6. И так далее. Значительное количество освобождены, но составлены протоколы. Хватали и журналистов, но их освободили накануне. Кроме того, есть и другие заключенные. Это члены инициативной группы Светланы Тихановской во главе с ее мужем главой штаба Сергеем Тихановским. И члены инициативной группы Виктора Бабарико во главе с ним и с его сыном Эдуардом. Это люди, которые уже официально признаны политзаключенными. По этому поводу уже было сделано ряд заявлений со стороны европейских структур. Высказались посольства США и Великобритании. Я не знаю, вел ли господин Лавров во время визита разговор с Лукашенко об этом. Скорее всего, не вел.

– Присутствуют на акциях антироссийские лозунги?

– Нет.

– Спрашиваю, потому что еще совсем недавно на протестных акциях в Белоруссии их можно было увидеть.

– У нас сейчас совсем другая проблема. Когда РФ настаивает на углублении интеграции и фактическое поглощение Беларуси… Скажите, а что бы сделали москвичи, если бы узнали, что Китай собирается инкорпорировать РФ в свой состав? А сейчас у нас другой вопрос. У нас вопрос о демократии, о необходимости изменения правил игры внутри самой Беларуси. Мнение России по данному вопросу будет выслушано с большим удовольствием. Но не больше. Об этом говорят все: и Лукашенко, и его оппоненты.

– Кому принадлежит идея акций под лозунгом «Стоп таракан»?

– Это придумал Сергей Тихановский, который сейчас находится в заключении.

Вам также может понравиться