Рома Зверь предрек конфликты в творческой среде после приговора Серебренникову

Рома Зверь много часов простоял у здания Мещанского суда, где 26 июня вынесли приговор по делу «Седьмой студии», одним из фигурантов которого стал Кирилл Серебренников. В его фильме «Лето» фронтмен группы «Звери» талантливо дебютировал как киноактер. Он сыграл основателя группы «Зоопарк» Майка Науменко. В 2018 году, когда Кирилл Серебренников уже находился под домашним арестом, Рома Зверь представлял «Лето» на Каннском кинофестивале. Он стал свидетелем того, как Серебренникова арестовали во время съемок, а когда завершали картину без режиссера, вернее, при его дистанционном участии, много сделал, чтобы фильм состоялся. На площади перед Мещанским судом мы поговорили о том, что ждет творческих людей в перспективе.

фото: Наталия Губернаторова

Смысл в том, что вы сюда пришли?

– Смысл простой: я и мои коллеги пришли поддержать людей, которым мы доверяем, которых уважаем, с которыми работали. Мы знаем, что это – честные люди.

– Вспоминаю суд с участием нашего классика, выдающегося режиссера Марлена Хуциева. После многодневных и изматывающих заседаний, проиграв в неравной борьбе Никите Михалкову, Марлен Мартынович сказал судье: «Ваша честь, я теряю веру в человечество». Нет у вас такого ощущения теперь?

– Этот процесс и сегодняшнее оглашение приговора очень сильно повлияют на всех нас. Не только на фигурантов дела «Седьмой студии», но и на всех людей, которые занимаются в нашей стране искусством, на театр, кино, музыку. Мы все прекрасно понимаем, что будет озвучен не совсем адекватный приговор. Он со справедливостью ничего общего не имеет. А когда нет справедливости, и ты не можешь доказать свою невиновность, возникают вопросы: «Почему так происходит?» «Что мы должны делать?» Кому мы теперь будем верить, а кому будем верить? Я уверен, что после этого процесса начнутся большие споры и конфликты в самой творческой среде, среди режиссеров, которые работают на власть, обслуживающие ее, и тех творческих людей, которые не находятся в этой кормушке и пытаются что-то делать независимо. Вот тут начнутся большие проблемы, и это не приведет ни к чему хорошему. Будут полный дестрой, конфликты, упреки в адрес друг друга.

– Удивительно, как вас судьба свела с Кириллом, и вы получили прекрасную роль.

– Мы земляки. Кирилл – из Ростова-на-Дону, я из Таганрога. Я еще помню его по работе на телеканале «Дон-ТР», его первые спектакли в театре, съемки клипов для музыкальных групп. А в 2016 году он предложил мне принять участие в съемках фильма «Лето».

– До этого вы не были знакомы?

– Мы были знакомы, но не так близко. Наблюдали друг за другом. Мы же из одной творческой среды, следим за новостями в музыке, театре и кино. Все на виду друг у друга.

– В Ростове-на-Дону я спрашивала людей про Кирилла, и они отвечали: «Да, что-то слышали о нем, кажется, он украл что-то».

– Да, потому что все средства массовой информации, подвластные государству федеральные каналы занимаются пропагандой. Мы же все знаем об этом. А много людей не знают. Они включает телевизор, где им преподносят то, к чему можно относиться как к правде, где занимаются черным пиаром. Там можно было услышать, что Серебренников снимает фильм о том, что Цой – эй, что он устроил в театре вакханалию с голыми женщинами. Просто поливали человека грязью. А те, кто это делал, у них руки грязные. И не только руки, но и роты. Доверять этому нельзя. Но у нас, к сожалению, гражданское общество еще не сформировалось. Есть люди, которые сидят перед телевизором и слепо, наивно доверяют тому, что говорят с экрана. Поэтому такое отношение и сложилось. У нас очень трудно людям жить. Экономически трудно. Я уже не говорю о культурной жизни. Люди редко ходят в театр и кино, смотрят преимущественно низкокачественные комедии, дешевое фильмы, во время которых можно есть попкорн, как-то развлечься, провести некоторое досуг. Была проведена работа по созданию негативного образа Кирилла сразу же. Еще до судебных разбирательств говорилось о том, что он украл. Но так же нельзя. Это нечестно и аморально. Полное свинство! Такое ощущение, что нас держат за скот, за необразованных людей: вы – скот, сидите и молчите. И с этого суда мы видим, как к нам относится власть. Мы для нее никто. Слова уважаемых людей, которые занимаются искусством в нашей стране, великих режиссеров и актеров, таких как Александр Сокуров и Александр Калягин, не работают. Кто только не высказывался в защиту Кирилла Серебренникова и его коллег. Это говорит о том, что власть плевать хотела на нас.

– Прошла информация о том, что Дмитрий Песков заявил: мы прислушались к заявлениям деятелей культуры.

– Это сказки Пескова. Я этому не доверяю, и слушать не желаю, потому что все это рассказы, опять же, для людей, которые далеки от всего, что происходит в стране. А у нас таких людей, к сожалению, много. Я их не виню. У нас жизнь тяжелая. Людям не до судебных процессов. Они сами пытаются как-то выжить, выкарабкаться из разных ситуаций, особенно связанных с пандемией и коронавирусом. Много людей потеряли работу, а государство им не помогает, хотя чиновники и рассказывают, что помогают детям и безработным. Но то, что я вижу и слышу от своих близких и знакомых, не соответствует таким заявлениям. Я склонен доверять людям, а не власти и телевидению.

Вам также может понравиться