Российские власти решили реформировать “мягкую силу”

На днях появились сообщения о том, что российские власти обсуждают реформу т. н. «мягкой силы». Информированные источники говорят, что в этих консультациях принимают участие заместитель главы президентской администрации Дмитрий Козак, новый глава Россотрудничества Евгений Примаков и представители экономических ведомств.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем instagram

Что значит «мягкая сила»? И почему сейчас актуально ее укреплять? Сила страны — это и военный потенциал, и экономическая мощь, научно-технический уровень, и размеры территории и населения. Но не только это. Есть еще идейно-культурное влияние нации в глобальном масштабе. В современном лексиконе это называется «мягкой силой». Задолго до появления этого термина важность «мягкой силы» осознали правители разных стран, и в первую очередь — авторитарные режимы.

Помню, как в 80-е годы новый посол СССР в Дании, бывший партаппаратчик высокого уровня, вызвал к себе аккредитованных в королевстве датском советских корреспондентов СМИ, в том числе меня, и поставил нам задачу: оформить при входе в посольство фотовитрину, показывает достижения советского народа. Мы пытались возразить: мол, в Дании это не принято, витрины есть только возле посольств Китая и Кореи, зачем уподобляться им? Хозяин был непреклонен — пришлось оформить витрину.

Но это мелочи по сравнению с всепроникающей, глобальной системой промывки мозгов, которая была развернута на всех континентах за волей «ленинского Центрального Комитета». Молодежь мира обрабатывали через Всемирную федерацию демократической молодежи, женщин — через Международную демократическую федерацию женщин, борцов за мир — через Всемирный совет мира, профсоюзных активистов — через Всемирную федерацию профсоюзов, зарубежных коммунистов — через Коминтерн, а позже непосредственно через двусторонние связи КПСС с братскими партиями», которые финансировались из Москвы. Свою «пайку» получали из кремлевских кладовых и зарубежные общества дружбы с СССР, которые мобилизовали общественность в своих странах в поддержку советской политики. С ними работали их «зеркальные» партнеры в СССР — общества дружбы ” СССР—Великобритании, СССР, Франции, СССР, Италии и т. д., объединены в Союз советских обществ дружбы с зарубежными странами (ССОД). ССОД был главной движущей силой побратимского движения — советские города и села «братались» с городами и муниципалитетами по всему миру. Ездили делегации туда и оттуда, промывка мозгов велась на высоких оборотах.

А еще был мощный аппарат внешнеполитической пропаганды: Иновещание Гостелерадио СССР пропаганда на заграницу агентства печати «Новости» и ТАСС, газеты, журналы, брошюры и книги на десятки иностранных языков для распространения за рубежом — всего и не перечислишь. Много денег рязанского налогоплательщика уходило на все это. (Правда, еще больше — на «жесткую силу», то есть военное присутствие СССР в Восточной Европе, Африке, странах Ближнего и Среднего Востока, помощь промосковским режимам (Куба, Монголия, Вьетнам и др) и «борцам против колониализма и империализма» в странах, обучение в СССР боевиков-террористов из третьего мира и т. д.). Огромные средства ассигновались на деятельность внешней разведки — политической, военной, научно-технической, повсеместное присутствие за рубежом было видно невооруженным глазом (а еще больше не было видно).

После распада СССР в бывших советских республиках и соцстранах, так и на Западе, начались разборки: кто был советским шпионом, кто управляемым из Москвы агентом влияния, а кто просто «полезным идиотом», чьи «прогрессивные» взгляды случайно и бескорыстно совпадали с позициями Кремля. Были и одни, и другие, и третьи. И является по сей день.

Нельзя сказать, что США и Запад равнодушно смотрели на бурную активность Москвы по всему миру. Америка была сверхдержавой в ничуть не меньшей степени, чем Советский Союз, возможно, даже больше, благодаря своей экономической мощи и активному использованию той самой «мягкой силы» (пропаганды через голливудские фильмы, бродвейские мюзиклы, американский фастфуд и т. д.). Варшавского договора противостояли НАТО и другие военные союзы во главе с США, Совете экономической взаимопомощи, Европейский экономический союз (предтеча нынешнего Евросоюза), американские военные базы охватывали весь земной шар, спецслужбы США активно работало везде, в том числе в странах соцлагеря, на каждый промосковский интернационал (профсоюзный, женский, молодежный) был западный противовес, Информационное агентство Соединенных Штатов (USIA) и «вражеские голоса» («Свобода», «Свободная Европа», «Голос Америки», «Немецкая волна», Би-би-си и др.) днем и ночью вели пропаганду на десятках языков — в общем, между Востоком и Западом был примерный паритет.

Все сразу изменилось после распада СССР. Наивные американцы и другие западники считали, что «холодная война закончена, Россия побеждена — можно не тратиться на дорогие инструменты идеологического воздействия, именно оно подействует. Параллельно с закрытием военных баз, урезанием оборонных и разведывательных бюджетов США стали экономить на госдепартаменте, Агентства по оказанию помощи зарубежным странам и других внешнеполитических ведомствах. Мощный пропагандистский агентство USIA был ликвидирован «за ненадобностью» в 1999 году, бюджеты радиостанций «Голос Америки», «Свобода» и «Свободная Европа» неуклонно сокращались.

Если к этому добавить, что деятельность американских гуманитарных организаций в России запрещена, то можно твердо констатировать, что Соединенные Штаты не имеют сегодня эффективным противовесом российским инструментов «мягкой силы». Вопреки ожиданиям Запада Россия все эти годы интенсивно наращивала мышцы, в том числе в сфере влияния на зарубежные умы. В ход идет широкий арсенал инструментов — от традиционной внешнеполитической пропаганды к организации пророссийских групп и акций через западные аккаунты в соцсетях.

Нет ничего принципиально нового в стремлении российского официоза нарастить «мягкую силу». Но почему было решено именно сейчас сделать рывок? Потому что сегодняшняя ситуация особенно способствует подобным усилиям. США, ведомые Трампом, встали на путь изоляционизма — они выходят из всех подряд международных соглашений и организаций (апофеоз — выход США из Всемирной организации здравоохранения в разгар коронавирусной пандемии). Агрессивное невежество Трампа игнорирует тот факт, что пользу приносит даже далекое от совершенства международное сотрудничество, что любой диалог между странами лучше, чем отсутствие диалога. Не нужны Трампу ни дипломаты, ни разведчики, ни пропагандисты, ни «мягкая сила», ни «твердая».

На днях Пентагон объявил, что оставляет пять баз в Афганистане в рамках «мирного соглашения» с Талибаном (запрещен в России), ранее однозначно считались террористической организацией. Американцы сворачивают свое 20-летнее военное присутствие в Афганистане, передавая контроль над страной союзном им правительства, который ничего не контролирует и силы которого подвергаются постоянным атакам со стороны талибов, тех самых, с которыми США заключили в феврале «историческое мирное соглашение». Триллионы потраченных впустую долларов, тысячи жизней американских солдат — а в итоге Афганистан возвращается под контроль исламских фанатиков из Талибана. Аналогичная картина в Ираке, откуда американцы ушли, не добившись ничего, кроме свержения Саддама Хусейна, — теперь эта страна стала вотчиной исламистского Ирана. Полная беспомощность в Сирии и Ливии, вывод части войск из ФРГ, отсутствие четкой политики по отношению к России и других постсоветских стран… А в самой Америке бушует эпидемия коронавируса параллельно с разгулом протестной анархии… Это великая держава, страна-лидер?

Нет лидерства и со стороны Евросоюза. В 2015 году ЕС проявил полную беспомощность, когда Европу захлестнула волна беженцев из стран третьего мира, а сейчас он столь же недееспособен по глобальной пандемии COVID-19. Каждая европейская страна устанавливает свои правила въезда, никакой единой политики нет, к рекомендациям Брюсселя почти не прислушиваются.

К тому же многие европейцы разочаровались в западной демократии, которая пошла в плохую степь политкорректного абсурда и лицемерия. Итог: Запад уступает позиции России, Китая и другим претендентам на лидерскую роль. На мировое лидерство всегда есть и претензии со стороны сильных, и надежды со стороны слабых. Так что это святое место пустым не останется. Но его недостаточно занять — надо еще и удержать. Чтобы не пополнить пантеон потухших гегемонов, от Римской империи до США и ЕС.

Вам также может понравиться