Самый богатый дояр России: “Норникель” продолжает губить окружающую среду

«Норникель» продолжает последовательно и неуклонно губить окружающую среду.

фото: Кадр из видео

Теперь у него прохудился трубопровод, и 45 тонн авиационного горючего вылилось из трубы в поселка Тухард Красноярского края. В минувшее воскресенье об этом сообщила пресс-служба компании.

Месяцем ранее мощный удар по природе нанесла Талнахская обогатительная фабрика «Норникеля», залив тундру водой, загрязненной тяжелыми металлами и серной кислотой.

А самый масштабный за последние месяцы выброс дерьма произошел в конце мая, когда в Норильске из резервуара ТЭЦ дочерней компании «Норникеля» вылилась 21 тысяча тонн дизтоплива, и общая площадь загрязнения (грунт плюс водоемы) составила 180 тыс. кв. м.

Путин устроил тогда публичный разбор полетов, руководство «Норникеля» пообещал убрать загрязнения за счет компании, а скрывали информацию об аварии работники были наказаны.

Поэтому теперь такую информацию «Норникель» не скрывает. Хотя, наверное, очень хочется.

Основное предприятие «Норникеля» – Норильский горно-металлургический комбинат, построенный в советское время заключенными Гулага. В ходе строительства там погибли и потеряли здоровье десятки тысяч людей. ГМК норильский стоит буквально на костях жертв сталинских репрессий.

Сегодня «Норникель» – крупнейшая компания в России и одна из крупнейших в мире по производству драгоценных и цветных металлов. Первое место в мире по производству палладия, второе – по производству никеля.

Львиной долей акций владеет Владимир Потанин, номер один в списке Форбс-2020 богатейших бизнесменов России.

«Норникель» достался ему в 1995 году в результате залогового аукциона.

Президент Ельцин тогда решил продать крупнейшие российские предприятия крупнейшим российским банкам, чтобы на вырученные деньги расплатиться с долгами бюджетникам по зарплатам и выполнять социальные обязательства.

Крупнейшие банки, однако, только назывались крупнейшими. С собственными деньгами у них было не густо – да и откуда им взяться в те времена? Но зато в них хранились средства госбюджета.

Федерального казначейства тогда еще не было. Чтобы где-то держать бюджетные деньги, правительство выбрал несколько коммерческих банков и предоставил им статус «уполномоченных». Они-то и получили на залоговых аукционах самые сладкие куски народной собственности.

Трудно поверить, но заплачено за эти куски было главным образом бюджетными деньгами.

Невероятная афера, конечно. Но она удалась.

К сожалению, Ельцин ни бельмеса не смыслил в финансово-банковском деле. А то бы он такого не допустил. Наверное.

В 1995 году, когда на залоговый аукцион был выставлен госпакет акций «Норникеля», Потанин был владельцем уполномоченного «Онэксим-банка», созданного двумя годами ранее. Вот так у него все и склеилось с цветными металлами.

Казалось бы, ну зачем сейчас вспоминать об этом. Склеилось – и ладно. Повезло человеку. И мы бы не вспоминали, если бы человек эффективно управлял доставшимся ему огромным богатством, которое создавали десятки тысяч политзеков, получили от приватизации шиш. Если бы вкладывал в него силы и средства, развивал и поддерживал.

Но аварии и выбросы, которые случаются в хозяйстве «Норникеля» примерно раз в месяц, прямо говорят обратное. Владельцы не развивают его и не поддерживают. Они его только доят. Выцеживают до последней капли. Поэтому производственные мощности и приходят в упадок. Лопаются изношенные трубопроводы. Проседают и протекают топливные цистерны. Сбрасываемых в водоемы ядовитые отходы, нанося природе катастрофического ущерба.

В начале июля Росприроднадзор оценил объем ущерба от одной только аварии на ТЭЦ в Норильске в 148 млрд. руб.

«Норникель», впрочем, не согласился с этой суммой. Слишком уж большая. Общие затраты на очистку, по мнению компании, не превысят 10 млрд. руб.

Здесь уместно будет напомнить, что размер состояния Владимира Потанина на 2020 год по оценке Форбс составил 19,7 млрд. долларов – это примерно 1,4 трлн. рублей по нынешнему курсу. То есть он сам может возместить девять с половиной таких убытков, который насчитал Росприроднадзор.

Может, когда-нибудь и придется. Жизнь, она такая. Полосатая.

Но лучше бы он постарался сделать так, чтобы хозяйство «Норникеля» больше не наносила вреда окружающей среде. Вообще никакого.

Если, конечно, это еще возможно при той заброшенности, которую обнаруживают регулярные аварии в бывшем куске советской собственности, который сказочным образом упал ему в руки четверть века назад.

Вам также может понравиться