Следователи начали искать в доме Бабарико тайные комнаты

В доме потенциального кандидата в президенты Беларуси Виктора Бабарико прошел очередной обыск. По словам очевидца, на этот раз трое следователей простукивали стены, словно искали тайную комнату. Сам Бабарико вместе со своим сыном Эдуардом уже неделю находится в СИЗО КГБ. Статья, по которой предъявлено обвинение, не разглашается.

фото: facebook.com

Подруга семьи Бабарико Татьяна Кручинина рассказала The Village Беларусь, кроме трех следователей, приехала девушка из Бюро регистрации и технической инвентаризации недвижимости (БРТИ). По ее словам, они три часа простукивали стены и что-то мерили. «Насколько я понимаю, искали тайные комнаты», – цитирует девушку издание. В итоге они так ничего и не нашли.

При этом отыскать потайной помещения сотрудники правоохранительных органов пытались даже в бане и гостевом домике, но Кручинина присутствовала только во время обысков в доме. В конце у нее спросили, есть ли у нее претензии к процедуре, она ответила, что нет.

Этот дом следователи уже обыскивали 18 июня – в день задержания Виктора и Эдуарда Бабарико. По словам адвоката Бабарико Дмитрия Лаевского, правоохранители могут проводить обыски хоть каждый день, если видят в этом необходимость.

– Известно, что следователи пытались найти?

– Нам никогда не говорят, что они пытаются найти. Я не присутствовал при обыске, поскольку находился в здании Комитета госбезопасности, непосредственно в очереди на посещение Виктора Дмитриевича (Бабарико). Насколько мне известно, каких-то принципиальных вещей или предметов, изъято не было. Обыск – это следственное действие, их количество закон не ограничивает. Правда, есть в этом практический смысл для меня не понятно.

– То есть обыски могут проводиться хоть каждый день?

– Согласно уголовно-процессуальному кодексу, если есть основания полагать, что в каком-то помещении могут находиться предметы, имеющие отношение к уголовному делу, то количество таких обысков может проводиться не ограничена. Но обычно такие мероприятия проводятся в первые дни, а потом уже если будет какая-то необходимость

– Вы обращались в генеральную прокуратуру по поводу того, что вас не пускали к подзащитному. Есть ли какая-то реакция?

– Главная реакция, что адвокаты теперь допускаются к подзащитным и это касается не только Виктора Дмитриевича, но и других людей, которые находятся в следственном изоляторе. Наша цель – чтобы не ограничивались права. Мне удалось добиться, чтобы нас начали пускать к подзащитному, и этого более чем достаточно.

– В каких условиях Бабарико содержится в СИЗО? Все у него в порядке, конечно, учитывая то место, в котором он находится?

– Конечно, не в порядке. Человек должен находиться в СИЗО, только если для этого есть основания. Мне не известны основания, по которым он там находится. Я знаю, что орган уголовного преследования принял такое решение, но как защитник законных оснований для этого не вижу. Мы эти меры обжалуем.

Что касается условий содержания, конечно, никакой следственный изолятор не может быть сравнен с обычным жильем по условиям содержания. Но есть отдельные моменты, которые хотелось, чтобы были разрешены. Во-первых, последние несколько дней в отдельных районах Минска наблюдается странная ситуация с водой. СИЗО это вопрос тоже коснулся. Понятно, что это не результат деятельности изолятора, но косвенно они на себе чувствуют. Из крана пить воду нельзя и нужна бутилированная. Ее можно закупать и передавать, но здесь есть проблема, потому что не всегда заключен под стражу может воспользоваться теми деньгами, которые у него есть на счету. И здесь как раз такой случай.

Вопрос, как получить питьевую воду, не должен быть проблемой человека, который содержится в СИЗО. Это не является предметом роскоши, это минимально необходимое для жизни. Я надеюсь, соответствующие должностные лица примут необходимые меры, и все находятся в изоляторе будут обеспечены питьевой водой.

Также у нас вызывает большую обеспокоенность, что Виктор Дмитриевич не получает письма, которые ему пишут в большом количестве. Я надеюсь, этот вопрос отпадет. И в следующий раз, когда мы будем разговаривать, я услышу, что письма ему передают в том количестве, в каком они поступают.

– Нет запретов на передачу продуктов?

– Порядок передачи стандартный для всех людей и каких-то специальных ограничений не установили. Виктор Дмитриевич получает их в том объеме, в котором это допустимо. Но, конечно, все это не компенсирует отсутствие оснований для его пребывания в этом месте.

Вам также может понравиться