Снятый на госсредства фильм о блокадном Ленинграде заранее назвали “русофобским” и “мерзким” после выхода “зомби”-трейлера (ВИДЕО)

Дочь писателя Даниила Гранина Марина Гранина не исключил судебного разбирательства с создателями фильма “Блокадный дневник”, трейлер которого опубликован накануне Дня Победы, вызвал бурю критики. Картина, по словам режиссера Андрея Зайцева, основанная на книге Ольги Берггольц “Дневные звезды” первой блокадной зимы в Ленинграде “Блокадной книги” Даниила Гранина и Алеся Адамовича и воспоминаниях блокадников.

Фильм планировалось выпустить 9 мая, но из-за коронавируса его премьера отложена до 27 января 2021 года. Он рассказывает о первой, самой тяжелой, блокадной зимы 1941 года. В интервью “Российской газете” Зайцев отметил, что “этой жестокой зимы почти нет ни на фото, ни в кинохронике. И нам было важно, чтобы зрители увидели, каким был Ленинград, чтобы пережили это описано блокадниками состояние”.

По сюжету, молодая женщина, похоронив мужа, отправляется пешком на другой конец Ленинграда, чтобы повидаться с отцом. Измученная голодом и холодом, героиня уверена, что жить ей осталось недолго, и хочет успеть попрощаться с последних оставшихся в живых родным человеком.

“Блокадный дневник” был снят при поддержке Фонда кино, Минкульта и Российского военно-исторического общества (РВИО). Фонд кино выделил на производство фильма 65 млн рублей, из которых авторы должны будут вернуть только 5 млн, пишут “Открытые медиа”.

8 мая в YouTube появился четырехминутный трейлер картины, собрал всего 360 лайков при 2,4 тыс. дизлайков и сплошь негативные комментарии: “мерзость”, “подлость”, “блевотина”, “русофобские помои”, “антисоветская пропаганда”, “мерзость”, “клевета”, “позор”, “бедность”… Многие пользователи сравнили увиденное с геббельсовской пропагандой, а актеров – зомби из голливудских фильмов. Одни требовали посадить создателей за клевету, другие бросились писать жалобы президенту Владимиру Путину и Минкультуры.

В интервью газете Metro режиссер Андрей Зайцев пояснил, что опубликованный отрывок – самая трудная сцена из фильма, взята из воспоминаний блокадников. “На улице перевернулись санки с хлебом, и голодные люди сначала бросились к нему, но, услышав, что это для детей, нашли в себе силы остановиться, собрать хлеб и положить его на санки. Хотя сами умирали от голода”, – рассказал он.

По словам Зайцева, он снимал то, что было написано в “Блокадной книги” воспоминания Ольги Берггольц, Даниила Гранина и в многочисленных воспоминаниях блокадников”. “Людей довели до такого состояния. Вы знаете, что такое голод? Можно привыкнуть ко всему, но не к голоду”, – отметил режиссер.

“Понимаете, в нашем кино нет ничего вымышленного. Я бы не позволил себе хоть что-то домысливать, фантазировать на эту святую тему. Я думал, что все читали “Блокадную книгу” и знает, что происходило в первую блокадную зиму. Но когда я вижу в комментариях, что это неправда, ложь и клевета, что это зомби-триллер и что я насмотрелся американских фильмов ужасов, то понимаю, что эти люди западные хорроры смотрели, а “Блокадную книгу” не читали. Поэтому, мне кажется, им просто надо взять и заставить себя ее читать, и все вопросы у них отпадут”, – сказал Зайцев.

Темные лица актеров в кадре он объяснил тем, что в блокаду жители Ленинграда использовали коптилки на машинном масле и берегли воду. Зайцев отметил, что в “Блокадной книги” реальность описана “в разы страшнее, но я посчитал, что такое можно показывать, это ад, который невозможно смотреть”.

Редакция Metro, которой пришлось посмотреть фильм целиком, описала его как, “пожалуй, один из самых тонких и глубоких фильмов о войне, снятых за последнее время, по стилистике напоминает картины Алексея Германа. Максимальное погружение в ужасы блокады, которые чередуются со счастливыми воспоминаниями героини о мирной жизни, и при этом отсутствие излишней сентиментальности и пафоса”.

В похожем ключе о картине откликнулся культурный обозреватель “Российской газеты”, заслуженный работник культуры Валерий Кичин, раннее детство которого пришлось на годы Великой Отечественной войны. “Мне повезло его [фильм] посмотреть, и теперь он в моей душе и памяти наряду с самыми лучшими, самыми пронзительными книгами и фильмами об Отечественной войне. Думаю, после трагической фрески Элема Климова “Иди и смотри” у нас не было таких мощных влияния картин народной беды и, одновременно, величия и силы народного духа”, – описал он свои впечатления во вступлении к интервью с Зайцевым.

В этой беседе режиссер выразил мнение, что память о блокадниках “не сохранилась в той мере, в которой они заслуживают”, по сравнению, например, с трагедией Холокоста, о которой снято очень много фильмов. “Очень хотелось восстановить справедливость и показать, как все было на самом деле”, – пояснил Зайцев.

По его словам, идея снять фильм появилась после прочтения “Блокадной книги”. Сценарий был написан еще 10 лет назад, но “долго ждал своего часа”. Зайцев пояснил, что в тот момент не был готов снимать такое сложное кино. “То, что фильм был готов к 75-летию Победы, – это совпадение, потому что работу мы начали еще в 2016 году, но, конечно, не ожидали, что она продлится три с лишним года”, – рассказал он.

Тем временем дочь Даниила Гранина сообщила “Открытым медиа”, что у нее никто не спрашивал разрешения на использование фрагментов из книг отца. Права на использование его произведений принадлежат семье. “Меня никто не спрашивал, и я уже передала своим юристам, чтобы они разобрались”, – сказала Марина Гранина изданию.

Она присоединилась к критике трейлера картины. По ее мнению, от него веет каким-то ужасом и фальшью”, а показанная сцена не встречается в произведениях Гранина и Берггольц. “Я специально позвонила Наталья Соколовский, специалисту по дневникам Берггольц, чтобы узнать этот момент. Но все равно надо посмотреть весь фильм, все-таки это один отрывок, и, как в любом фильме, бывают и хорошие, и плохие моменты”, – отметила дочь писателя.

Не судить режиссера только по трейлеру призвала и обозреватель “Новой газеты” Лариса Малюкова, отметив, что он “человек небесталанный”. “Я думаю, что он придумал какую-то стилистику, показать мертвый замерзший город примерно так, как это было в “Письма мертвого человека” – картине, когда сюрреализм превращается в какой-то визуальный, преувеличенно страшный образ”, – поделилась кинокритик своим мнением с BFM.ru.

Ситуация вокруг “Блокадного дневника” напоминает скандал вокруг фильма “Праздник” Алексея Красовского, с той разницей, что картина последнего снималась на личные деньги создателей, без поддержки государства и каких-либо фондов. Она подняла волну возмущения и обрушила проклятия на голову режиссера задолго до своего выхода, в первую очередь потому, что это комедия о том, как привилегированная семья в блокаду праздновала Новый год.

“Праздник” тоже сравнивали с геббельсовской пропагандой – в частности, такое мнение высказал один из главных российских ТВ-пропагандистов Дмитрий Киселев, попутно предложил “сузить диапазон” свободы слова и самовыражения в России. Фильмом Красовского и, в особенности, источниками его финансирования интересовались прокуратура и следователи. В январе 2019 года “Праздник” вышел в YouTube, минуя прокат в кинотеатрах. К настоящему моменту его посмотрели более 2,6 млн человек.

Вам также может понравиться