Срок годности Путина: каков итог 20 лет с ВВП

Юбилей скользнула бесшумно. Скоро будет 20 лет спустя, 31 декабря 1999 года Владимир Путин официально заступил в должность “раба на галерах” – или, говоря Casino языка, то есть от имени президента Российской Федерации.

Говорят, что все американцы старшего поколения до конца своей жизни в мельчайших подробностях помнил, где он был и что он сделал, когда услышал про убийство Джона Ф. Кеннеди в 1963 году. Я не уверен, что то же самое можно сказать о каждом русском и в момент прихода к власти ВВП.

Но я в тот день почти 20 лет назад, помню как будто это было вчера или, в крайнем случае, позавчера. Принимая с друзьями для моральной поддержки, я пошел в магазин, чтобы купить цветной Телевизор. И здесь я чувствовал себя ударил, так, Телевизор с головой.

Как профессиональный, политический, журналист, я почувствовал ужасный стыд за собственную неспособность предсказать и предвидеть такой элегантный и логики (если смотреть задним умом) шаг Кремля, как преждевременную отставку Ельцина. Но почти в то же время на физическом уровне чувствовал, что вы положите в конце 1999 года, крайне появляются горизонты политики России вдруг RADIUS. Ощущения клаустрофобии исчезли. Вместо этого пришла уверенность: перед Россией открылась не всегда легко, не обязательно правильное, но, видя путь.

Обдумывая этот материал, достаточно долго мучил себя вопросом: есть ли такой личный опыт что-то ценное? В конце концов, решил, что они имеют — имеют уже свои ощущения в тот момент были отражением того, что на более широком уровне, переживала вся страна.

Чем дальше от нас 1999 году, более очевидно: Ельцин (особенно Ельцина в период его второго мандата) было очень посредственным, Верховный лидер России. Но его внимание по основной должности работал на пять с плюсом — я в него максимально возможное для страны. Он интуитивном уровне понимал: достоин меблирована смена Верховного лидера государства очень важно для бронирования политической энергии, что имеет страна.

Осознает ли это Путин? Я уверен, что да. На заседании Дорого клуба в сентябре 2006 года, политолог из Канады Петр Приданое спросил Владимир Владимирович: какие три советы вам даст ваш наследник политической?

ВВП в ответ рассказал притчу, чьи вариации хорошо известны в западном мире: “Директор компании или руководитель региона в отставку и оставляет преемнику три конверта: “Ты первый о я иду сейчас, второй – после двух лет, а третий-в канун вашего ухода”.

Первый конверт вскрывается, и там написано: “Вали все на меня”.

Второй-через два года, раскрыта, там написано: “Все, бай”.

Пришло время уйти, шесть месяцев спустя, он открывает третий конверт, там написано: “Готовь три конверта!”

Теперь я вспомнил эту историю не то, чтобы намекнуть: мол, Владимир Владимирович, пришло время более готовить три конверта. Не время.

Перед ВВП за четыре года своего последнего президентского срока-это больше, чем полный срок полномочий президента США. Тем не менее, на фоне уже прожитых двадцати лет в роли формального или неформального Верховного лидера России ближайшие четыре года-это очень мало. Владимир Путин обязан думать о том, что “там, на горизонте”. И, судя по поведению президентской свиты, он думает.

О том, что “все закончится в среду глава государства на неофициальном уровне говорят, без каких-либо негативных эмоций, как констатация очевидного факта. Возможно, у меня очень занижена планка ожиданий. Но, с моей точки зрения, это обстоятельство достойным, чтобы рассматриваться как очень важный положительный результат двадцати лет Путина “рабства на галерах”.

И вот еще один положительный аспект: находится на престоле (Ох, чувствую, в галере) два десятилетия, ВВП не потерял способность критически оценивать результаты собственной деятельности и результаты деятельности своих подчиненных.

“Главный ключ результат, что нам предстоит еще многое сделать, – это реальные перемены к лучшему в жизни людей, изменения, которые почувствуют наши граждане. Я не уверен, что большинство людей теперь есть чувство” сделать подобное заявление на заседании Совета стратегического развития и национальных проектов, Владимир Путин-очень полный, подвела основные результаты 2019 года. В англоязычной политической литературе есть такой термин – “midterm blues” ( в буквальном переводе – “сложности средний срок”). Означает этот термин, что в середине срока пребывания любого руководителя власти и его команды, и у населения накапливается определенное количество негативных эмоций и усталости.

Тот факт, что “большинство людей не чувствуют реальные изменения к лучшему в своей жизни” – это классический пример “midterm blues”. В верхней части созданного ВВП вертикали власти кто-то явно “устал”, кто-то не работает, кто-то выполняет свои обязанности чисто формальным образом.

Или 2020 году (опять же, эта цифра двадцать!) будет год обновление власти, год-политических исследований и оговорок, или эти “midterm blues” вступают в новую, более расширенный этап отказа. Федерация вертикали власти требуется политическая ремонта — ремонт, запасные части для, что Путина надо искать в вертикальной.

В ответ на его большой пресс-конференции на вопрос о возможности внесения изменений в Конституцию, Путин достаточно заполнить прокомментировал уровень развития современных российских парламентских партий. Я считаю, что этот президентский заполнить эту незаслуженно.

“Единая Россия” по-прежнему не столько политической партией в западном смысле, сколько приводной ремень власти, техническим механизмом для достижения господства Кремля в нашем политическом пространстве. Ну, например, так называемой “Парламентской оппозиции партии” уже который год находятся в состоянии очень спас за время постепенного упадка. У “оппонентов с Скрытые Серии” в отсутствии утечек новых политических идей, ни знаний и навыков, необходимых для практического управления страной или даже различных регионов.

Недавно добровольно-принудительно внимание коммунистов Сергей Левченко с поста губернатора Иркутской области в матче Хуана пытались интерпретировать как расправа Кремля над его политического оппонента. Кажется, похоже на толкование того, что произошло девять. Подробно рассказав мне о полной потери управляемости региона, – сообщил собеседник в столице завершил свой “крик души”: “у Левченко получил четыре лишних месяцев пребывания в должности губернатора, в силу того, что он коммунист. Если бы она была на русском языке, который вывели после. Но, когда после катастрофических наводнений летом прошлого года встал вопрос о досрочной отставке главы области, спас Зюганов”.

После 2019 года, а также два Путина десятилетия я, к сожалению, я не вижу причин, и, чтобы комплименты в адрес того, что в среде нашего креативного класса называется “гражданское общество”. Это не совсем то, как “общество” и не все “гражданское”. Полный реальной оппозиции в России как не было, так и нет — ни в его “системе”, ни в “раз мне сегмента. Тогда, то что остается? Остается “дом, который построил — и вот уже двадцать лет продолжает строить — Путин”. Очень мне интересно: что вас ждет в этом “доме” впереди?

Вам также может понравиться