Стали известны детали первого посткоронавирусного проекта Эрмитажа

40-метровый групповой портрет с храмового пепла. Способ «красного дождя», пролитый на стерильно-белое полотно в разгар пандемии. Новые версии шедевров, вырезанные на старинных дверях. Первый масштабный проект Эрмитажа после карантина обещает стать знаковым и резонансным. Специально для музея его готовит знаменитый китаец – художник со скандальной репутацией и высоким ретингом на мировой арт-арене Чжан Хуань. Выставка «В пепле истории» отразит важные общечеловеческие и исторические проблемы и станет откликом на радикальное перезагрузки человечества. Что сегодня происходит в крупнейшем музее России и чего ждать от него после карантина, узнал «МК».

Фрагмент картины, созданной с помощью пепла, “15 июня 1964 г.”

Сейчас Эрмитаж, как и другие музеи, закрыт. Но это не означает, что работа остановилась. На сайте музея можно совершить виртуальный тур по основной экспозиции, а через соцсети – попасть на выставку искусства Южной Кореи «Романтика и Усердие». Этот групповой проект стартовал уже в карантинное время – 24 марта – и продолжит жить в стенах Эрмитажа и в виртуальном пространстве до 1 августа. Выставка в Главном штабе представляет работы 16 художников, которые исследуют корейские традиции и образы западной культуры, ищут связи и различия между ними. Так, Сэген сделала серию фарфоровых тарелок, где классические узоры превращаются в настоящие человеческие волосы, а художник Ким Ынхи – инсталляцию из выброшенной одежды…

– Выставка корейского искусства «Романтика и усердие» успела приехать прямо перед полным карантином, – рассказывает куратор проекта, завотделом современного искусства Эрмитажа Дмитрий Озерков. – Ящики на всякий случай поместили в специальную зону, обработали их определенными реагентами. И дали им некоторые время выстояться, чтобы быть полностью уверенными, что никакого вируса нет в них, ни на них нет.

Несмотря на ситуацию, художницы Даин Пак удалось приехать в Петербург, чтобы сделать перформанс в рамках проекта. Ее инсталляцию «Культ красоты» сотрудники Эрмитажа собрали, пока она выдерживала двухнедельный карантин и ни с кем не контактировала. Даин создала своеобразный алтарь культа идеальной внешности, где гротескно смешала традиции корейской культуры и западные ритуалы, – он сложен из десятков тюбиков помад, украшенной стразами восковой головы свиньи и пластиковых куриных лап с накрашенными когтями.

– Мы собрали инсталляцию Даин по видеосвязи с ней. Таким же образом мы собрали несколько других работ художников, где требовалось их присутствие, но они не могли физически быть на месте. Работа по видеосвязи – это хорошая история, тем более, что она может быть задокументирована и станет в дальнейшем чем-то большим, чем видеоинструкция художника. Я думаю, что эти достижения периода карантина – видеоконференции и видеосвязь – останутся и будут апроприированы новым посткарантинным миром по той простой причине, что такие форматы оказались более удобными, – пояснил Озерков «МК».

Корейская выставка в каком-то смысле становится предисловием к одному из самых ожидаемых арт-событий года – выставке «В пепле истории» Чжан Хуаня. Для знаменитого китайского художника отношения Запада и Востока – тоже одна из важнейших тем.

Чжан Хуань – художник с богатой биографией. Начинал он с радикальных перформансов, вызвали негодование властей и увлечения арт-элиты. Однажды, в 1994-м, он обнажился, обмазался медом и рыбным маслом и зашел в общественный туалет. Целый час по его телу ползали мухи… В 1998 году, уже в Нью-Йорке, Чжан поразилспублику, переодевшись в костюм из свежего мяса. В таком виде он разгуливал по музею Whitney. Чего только не делал художник, исследуя пределы своих, а значит, и человеческих возможностей – подвешивал себя к потолку (в это время врачи брали у него кровь) и ложился под искры токарного станка… Позже он перешел в групповых – социальных акций. Среди наиболее известных – действо под названием «Поднять уровень воды в пруду», во время которого 40 голых рабочих-мигрантов стояли в пруду, поднимая уровень воды своим физическим присутствием. Или – перформанс «Добавить один метр в анонимную гору», во время которого он и еще девять художников составили из собственных обнаженных тел альтернативную вершину, как раз рядом с горой близ Пекина.

Позже Чжан Хуань перешел от живой скульптуры к медной. Он делал увеличенные в десятки раз копии фрагментов буддийских фигур, которые находил в Тибете, и создавал из них сломаны странные образы. Тем самым, пытаясь найти ту точку, где духовное проявляется через физическое тело. Но наиболее известными стали его картины и скульптуры, созданные из пепла, что остается после сжигания благовоний в буддийских храмах. Для художника храмовый пепел имеет составные смыслы: с одной стороны это реальный «продукт», что остается после духовного акта, с другой – в нем аккумулируются индивидуальные и коллективные надежды и желания людей; наконец – что, как не пепел лучше всего показывает временность всего сущего и иллюзорности мира?

Одной из главных работ на выставке в Эрмитаже станет как раз такое произведение храмового пепла – 40-метровый (!) коллективный групповой портрет китайской партии под названием «15 июня 1964 года». Он займет почти весь Николаевский зал. На создание картины художник потратил несколько лет. Она отсылает к тому моменту истории, когда СССР и КНДР пошли разными путями. Впрочем, дело здесь больше, чем в конкретном моменте истории, отраженную в лицах. Это взгляд на нее из современности. Кто сегодня вспомнит все дипломатические интриги и перипетии, всех героев и персонажей сложных отношений двух коммунистических стран? «Хрупкая и эфемерная природа материала (пепла – М. М.) здесь соединяется с буддийскими взглядами на временность существования», – пишет о работе Чжан Хуань на своей странице в Instagram. Впрочем, на выставке будут далеко не только пепельные картины.

Стали известны детали первого посткоронавирусного проекта Эрмитажа

– Это проект, который сделан специально для Эрмитажа в нынешних условиях – это условия музея, который находится на перепутье важнейших культур Запада и Востока. Это условия исторического дворца, колыбели революции, что важно для Чжан Хуаня как для человека, что происходит из коммунистической страны. Это место, где жили цари, и величайшая сокровищница культуры. Этот проект – амальгама всего перечисленного в одном. И наконец, это исторический момент пандемии, когда весь мир замер, остановился и пытается осмыслить сам себя. Когда люди переоценивают ценности, взаимоотношения с природой, культурой, со своим эго и своими предрассудками, – рассказывает Дмитрий Озерков, который выступает одним из кураторов этой выставки.

В экспозиции, которая займет главный музейный комплекс (Николаевский зал, Аванзал, Западина Восточной галереи Зимнего дворца), будет представлено более 30 работ. Все они сделаны специально для выставки в Эрмитаже, которая впоследствии отправится сначала в Лондон (Галерея Саачи), а позже – в Сеул. Проект был запланирован еще до карантина, тогда же было намечено его мировое турне. На данный момент планы остаются в силе, хотя сроки переносятся. Ожидалось, что откроется выставка в Эрмитаже 16 августа, но теперь из-за эпидемии премьера перенеслась на осень. По всей видимости, она состоится в сентябре.

– Все работы новые и подготовлены в течение прошлого года, – продолжает Дмитрий. – Они делятся на три основные категории. В первую вошли работы на деревянных дверях XVIII-XIX веков, которые Чжан Хуань переворачивает горизонтально, наклеивает на них фотографии и по этим фотографиям делает резьбу. Фотографии, используемые в этом проекте, является переосмыслением важнейших шедевров эрмитажной коллекции, в том числе «Вовращения блудного сына» Рембрандта. Вторая часть выставки – это пепельные картины. Здесь тоже происходит диалог между Востоком и Западом, между старшим и младшим братом – Советским Союзом и Китаем. Между людьми и их верованиями. Между территориями и землями. Наконец, третья серия – красная…

Красную серию Чжан Хуань создал в дни карантина. Здесь он возвращается к живописи. На огромных белых полотнах он создает абстракции красного цвета с вроде бы даже кровавыми подтеками. Словно красный дождь омывает стерильную поверхность полотна. В дни эпидемии такая метафора может навевать страшные мысли, однако новая серия называется «Любовь». В этом китайский художник радикально прав – чем острее мы чувствуем смерть, тем сильнее в нас чувство. Смерть и любовь – очищают. Неслучайно первые работы серии объединены названием «Реинкарнация». Ведь именно ее и переживает сегодня наш мир.

– Красная серия связана с «Небесным погребением», с темой рождения любви и смерти, с темой ухода и перерождения, – комментирует куратор проекта. – Это буддийская тема, тибетский, человеческая, связанная с основными символами. Эти три части выставки складываются в единую картину. Они будут построены в залах с подобным образом и будут давать основную палитру выставки – общечеловеческую, историческую и культурную.

Вам также может понравиться