Сурмама откровенно рассказала об истории торговли младенцами: «Анализы взяли силой»

На днях несколько филиппинских семей, чьи дети рождены суррогатными матерями с помощью российских врачей-репродуктологов и теперь «зависли» в домах малышей, записали видеообращение к президенту Путину. Иностранцы требуют отдать младенцев, которые им родные по крови. Они не понимают, почему их дети должны страдать из-за какого-то уголовного дела в далекой России. Напомним, недавно Басманный суд арестовал восьмерых человек — медиков, переводчиков, юристов, которых обвиняют в торговле младенцами.

фото: pixabay.com

Но в этой ситуации, похоже, пострадали не только филиппинские родители. Суррогатные мамы, которые проходят свидетелями по уголовному делу о незаконном бизнесе, пожаловались на следователей. Одна из них вынашивала ребенка для граждан Китая. Сурмама утверждает, что за пару дней до родов ее насильно увезли в больницу, где без согласия взяли анализы, а потом задавали нетактичные вопросы.

«Что-то страшное творится», – считает глава юридической компании «Росюрконсалтинг» Константин Свитнев. По версии следствия, известный в мире специалист в области репродуктивного права является одним из организаторов криминальной схемы. Следователи СК утверждают, что младенцев «делали» иностранцам под заказ — брались биоматериалы неустановленных мужчин, которыми оплодотворялись яйцеклетки с донорской базы. Полученные эмбрионы вынашивали трубами. Эту версию Свитнев считает несостоятельной. Все рожденные дети – генетически кровные. И, несмотря на это, они с января живут в домах малютки.

Родители малышей – уважаемые люди на Филиппинах. Это политик Фреденил Кастро (он отец двойняшек) и бизнесмен Конрадо Потенсиано. В ноября 2019 в Потенсиано в Москве появился на свет сын Сандро. Карапуз – четвертый ребенок в семье, рожденный при помощи репродуктологов.

– Господин президент! Вы наша единственная надежда найти сына Сандро. У нас нет новостей о нем, фотографий, сведений о его здоровье – мы волнуемся. И с нетерпением ждем нашего сына, – зачитал сообщение Потенсионо, сидя на диване с женой и детьми.

Вслед трогательное сообщение озвучили трое маленьких детей бизнесмена. Малыши скучают по братику”.

Суррогатные мамы несказанно возмущены ситуацией. Одна женщина (назовем ее Марией), в марте родила ребенка для китайцев. По уголовному делу она проходит свидетелем.

– Очень волнуюсь, – говорит Мария. – Девочка живет в Доме малютки. Биологические родители полгода не могут ее увидеть, а малышка уже сидеть, наверное, начинает.

– Откуда вы родом и почему решили выносить чужого ребенка?

– Из одного региона России. Не буду конкретизировать, так как родственники, близкие не знают эту историю. Я разведена, воспитываю трех маленьких детей… Дети – это такое счастье! И вот решила помочь бездетным парам обрести радость. Хотела помочь людям сделать доброе дело.

– Компания с вами рассчиталась по договору?

– Так, претензий нет. Квартиру нам снимали, все препараты покупали и возили на обследования, причем, на комфортабельных машинах.

В съемную квартиру в марте рвались следователи СК. Почти выбили дверь. А у меня срок рожать через несколько дней. Напугали до смерти. Все вещи перевернули. Что искали – не известно. Забрали мой телефон, водительское удостоверение. Телефон жалко. Он зарегистрирован на бывшего мужа, поэтому номер восстановить не могу. А там дорогие мне детские фотографии. Зачем все это следователям? Потом отвезли в больницу вместе с напарницей — у нее срок 5-6 месяцев был на тот момент.

– Это чтобы сделать ДНК-исследования, видимо?

– Да. Следователи интересовались — знаем мы, куда эти дети пойдут, а вдруг на органы. От таких слов давление поднялось. Насколько мне известно, на действия следователей СК адвокаты фирмы, с которой я сотрудничала, подали жалобу в Басманный суд Москвы. Я возмущена тем, что мне так и не вернули мобильный телефон, водительское удостоверение и некоторые другие документы. А анализы вообще взяли без моего разрешения. Кроме того, мне так и не объяснили, почему я являюсь свидетелем по делу. Ведь я не имею никакого отношения ни к смерти младенца в квартире в Одинцове, ни к торговле детьми.

– Сейчас выясняется, что ребенок записан на вашу фамилию? Как это возможно?

– В роддоме я написала отказной документ на ребенка в пользу биородителей. Там было написано, что это китайцы. Поехала в родной город. И тут на днях звонит адвокат и заявляет, что ребенок записан на меня! Я не была в курсе. Мне это не нужно. Это не мой ребенок. Спрашиваю: «Я нарушила закон? В чем я подозреваюсь?». Ведь суррогатное материнство разрешено. Я думаю, девочку записали на меня, чтобы биологический отец мог вывезти ее за границу с моего письменного согласия.

– Это ваш первый опыт суррогатного материнства?

– Да. И, видимо, последний… Переживаю за эту ситуацию, лишь бы остаться на свободе. Так-то я бы с удовольствием помогла еще бездетным парам. Помогла вот на свою голову. Теперь переживаю, ночами не сплю.

Вам также может понравиться