“У Путина есть основания предпочесть Трампа”

До выборов в Америке приковано мировое внимание — как ни до выборов, в любой стране и как ни к одним выборам в США на моем веку здесь, включая предыдущие.

фото: kremlin.ru

В чем разница? Если четыре года назад Глобал Виллидж болел преимущественно за Хиллари Клинтон против Дональда Трампа, то теперь болеют за и против Трампа — в основном против, а его старый и придурковатый соперник не в счет: кто угодно, только не Трамп.

Кроме политических, идеологических, экономических и других, вплоть до клинических, интересов — еще и спортивный азарт, недаром букмекерские конторы поднимают ставки на «скаковых лошадей» американских выборов: кто кого?

Политические лидеры — не исключение. Они-то и есть самые страстные болельщики. Из политических и личных причин. Легко представить, что, скажем, канцлер Германии, президент Франции и премьер-министр Канады болеют против, тогда как главы Великобритании, Польши и Бразилии — наоборот, за Трампа.

А Президент России? Имеет ли он право быть болельщиком в предстоящем матче за звание Председателя Земного шара, как выразился однажды его соотечественник Велимир Хлебников?

У Путина есть все основания — государственные и персональные — если не быть фанатом Трампа, то отдавать ему предпочтение. При той обструкции, которой Путин потерпел со стороны ведущих мировых лидеров после Крыма, он не может не ценить сложные, общительные, на равных деловые контакты с американским лидером, несмотря на соревновательные, а то и конфликтные и даже враждебные отношения возглавляемых ими стран. А это уже и дикобразу понятно, не говоря о ежах, что эти отношения опустятся ниже плинтуса при демократах, из чего они не делают тайны и что входит одним из ключевых пунктов в их предвыборную программу.

Именно они затеяли дело о предвыборном, четыре года назад, сговоре между трамповцами и путинцами, чего, однако, специально созданная комиссия Мюллера доказательств не нашла.

Здесь позволю себе личную справку, без которой покажется необоснованным дальнейшее течение моего сюжета, где автор берет на себя смелость выступать в качестве суфлера главным участникам разыгрывается на политической сцене драмы. Дело в том, что я не совсем посторонний кибицер и вуайор. Трампа я изучил досконально, под микроскопом, будучи его биографом (а не агиографом), но и ВВП мне знаком не понаслышке, хоть я и отрицаю, что он послужил прототипом героя моего метафорического романа-трактата «Кот Шредингера», который издан в этом году в Нью-Йорке и, надеюсь, увидит свет и у меня на родине, тем более отдельные главы печатались в московской периодике. Сложный, амбивалентный образ вымышленного губернатора — собирательный, сборный по сосенке: автор специально изучал опыт и психику различных политиков и политиканов, включая, что таить, моего тезку и земляка. Все это и дает мне право на некоторые если не советы и предложения, то хотя бы подсказы и предположения.

Так вот, хотя прямое вмешательство в американские выборы невозможно, зато возможно — вероятно, и неизбежно — влияние, пусть косвенное и минимальный, но когда все так колеблемо, неопределенно и непредсказуемо, достаточно небольшого тектонического движка, чтобы чаша весов склонилась в ту или другую сторону. Что архиважно, ибо на этих весах не просто два президентских кандидата, а судьба Америки. Вот почему на этот раз эти кандидаты рассматриваются не сами по себе, как персоналии, но как персонификации: что именно каждый из них воплощает и представляет для дальнейшей судьбы нашей страны?

Известное дело, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Америке, который волей роковых обстоятельств, начиная с вируса, пошла в разнос и попала в выгребную яму, ждать помощи неоткуда: ей предстоит самой решить свою историческую судьбу в соответствии с судьбоносных выборах. Однако некоторые рычаги есть и извне. Не в последнюю очередь — в России. Само собой, тайные рычаги, непосредственно с американскими выборами — точнее, выбором — не связаны.

Здесь вступает в силу принцип, поэтически изложенный великим Тютчевым:

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои.

Как раз в болтушке Трампу он непригоден, зато до Путина с его чекистским опытом — самый раз. Здесь необходимы не только стратегический ум, но и дипломатическая тонкость. Может, и на украинском фронте.

До сих пор Кремль действовал там в расчете на внутреннюю аудиторию, а сейчас Путину хорошо бы расширить эту аудиторию к мировой. Библейски выражаясь, перековать мечи на орала: пойти на дипломатические уступки и компромиссы, проявить независимость от «ястребов» извне и от «ястреба» изнутри. Что важно само по себе: все-таки не дело, что два великих народа находятся в таком смертельном противостоянии.

Это в далекой исторической перспективе, а в ближайшей, в нашем контексте, в американо-российских отношениях такой «поворот ключа» в сторону мира может стать тем самым сентябрьско-октябрьским сюрпризом, которого так боится элита Демпартии. Потому что послужило бы наглядным доказательством, что личные контакты мировых лидеров на киссинджеровский манер имеют в наше время решающее значение.

От кого должна исходить такая инициатива? Почему не послать в Москву с этой посреднической миссией того же Джареда Кушнера, зятя и визиря американского президента? Тем более его ближайшие предки партизанили на советской территории, и его отец часто возил сына на места боев с немцами. Не отсюда ли слабость к России, в чем его неоднократно упрекали трампофобы?

Предвижу возражение: каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны, да? Разве в этом дело! Ставки слишком высоки, чтобы ими пренебрегать. В конце концов, не только Трамп, но и Путин должен быть заинтересован в большой Америке закона и порядка, а не в стране, погруженной в анархию, хаос и криминал чище Афганистана, от которой не знаешь чего ожидать

Такой вот ход конем, который зачтется обоим лидерам и от которого зависит дальнейший ход не только американской, но и мировой истории.

Нью-Йорк.

Вам также может понравиться