Вышли на плато, а там Платошкин: чем он напугал власть

“Николаю Платошкину предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1.1 ст. 212 УК РФ и ст. 207.1 УК РФ”. Так, исчерпывающим официальное сообщение СКР никак не назовешь: вопрос “за что” продолжает висеть в воздухе. Возможно, подробности скрываются в интересах следствия. Но в таком случае эти интересы расходятся с интересами власти. Потому наиболее распространенная сегодня версия событий – политическая расправа. И ничто ее пока не опровергает.

фото: vk.com

Платошкину, во-первых, вменяется в вину “склонение, вербовка или иное вовлечение лица”, в совершении действий, предусмотренных частью первой 212-й статьи УК: массовые беспорядки, которые сопровождались “насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти”. Максимальное наказание: 10 лет лишения свободы.

Во-вторых – “публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принятых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств”. Предельное наказание здесь – ограничение свободы на срок до трех лет.

Какие именно действия или высказывания Платошкина – политолога, публициста и стремительно “раскручивается” политика – послужили основанием для столь тяжелых обвинений, пока можно только гадать. Просмотр его аккаунтов в соцсетях, а также сайта возглавляемого им движения “За новый социализм” информации на этот счет не дал. Просмотр, признаем, был беглецом. Но призывы к массовым беспорядкам, по идее, должны быть видны и не особо вооруженным глазом.

Так, в конце мая Платошкин заявил о намерении провести 6 июня серию публичных акций по всей стране под лозунгами отставки президента, правительства и роспуска Госдумы. Там, где карантин будет ослаблен, предполагалось устроить массовые пикеты и митинги, где их нет, – одиночные пикеты. Соответствующие уведомления были поданы его сторонниками в мэрии десятков городов (в том числе – в Москве).

В общем, вышли на плато – а там Платошкин. В абсолютном большинстве случаев в согласовании отказано в связи с продолжением карантинного режима. Что крайне возмутило Платошкина: мол, самоизоляцию пролонгировали специально, чтобы не допустить массовых выступлений – “стоило нам подать заявку”. Однако выходить на улицы вопреки запретам он никого не призывал. “Ну, значит подадим заявку, например, на 15.06, – заявил он. – Не отстанем…”

Словом, публичная активность Платошкина представляет собой скорее алиби, чем доказательство. Но есть еще непубличная. Именно там, по информации осведомленного источника “МК”, и был обнаружен “криминал” – в чате с единомышленниками в Telegram и WhatsApp. “Якобы нашли информацию о подготовке насильственных действий, – уточняет источник. – Ерунда, конечно, но “контора” теперь может отчитаться: они получили указание не допустить массовых акций протеста в период кампании подготовки к голосованию по Конституции”.

По словам собеседника ” обозревателя “МК”, “политического решения не было – это инициатива ФСБ”. Тем не менее, считает он, шансы на закрытие дела, несмотря на кампанию, начатую сторонниками Платошкина и поддержанной многими политиками и общественными деятелям, небольшие: “Органы у нас, как известно, не ошибаются. Будут изо всех сил защищать честь мундира”.

Эта версия частично объясняет информационную скупость следствия: вероятно, спецслужбам не хочется до поры до времени раскрывать свой хакерский инструментарий. Да и сами по себе такие методы выглядят, мягко говоря, сомнительно. По сути, это не что иное, как борьба с “мыслепреступлениями”. Но этические аспекты беспокоят наших правоохранителей, конечно же, меньше всего. Главное – результат.

Результат очевиден: изолированный под домашним арестом Платошкин исключен из политической жизни как минимум на несколько месяцев. А, возможно, и на долгие годы. Если дело дойдет до суда, то, насколько бы не был мягкий приговор, навязанные ему статьи УК закрывают путь на выборы.

Митингов тоже не будет. По крайней мере – в ближайшее время. “Мы просим наших соратников, наших сторонников, не устраивать сейчас несанкционированных акций в поддержку Николая Николаевича Платошкина, – объявил движение “За новый социализм”. – К сожалению, ему это может только повредить”.

Но и расходы очевидны. Арест Платошкина документально подтверждает конец “крымского консенсуса”. “У Владимира Путина есть безусловные заслуги, которые невозможно оспорить…” Это было сказано Платошкиным всего год назад и сказано именно по поводу присоединения Крыма. Не было в российском информационно-политическом пространстве России более яростного сторонника возвращения полуострова в “родную гавань”. Столь же сильные были, но больше – нет.

Мало того, Николай Николаевич боролся и продолжает бороться за присоединение Донбасса, а в перспективе – всей Украины. И есть, как нетрудно догадаться, убежденным антиамериканистом. Такой образ мыслей очень нравился нашим федеральным телеканалам: в течение ряда лет Платошкин был завсегдатаем пропагандистских телешоу. До того момента, пока не перестал ограничиваться критикой “бандеровцев” и их “американских хозяев”.

Пожалуй, нет более наглядного свидетельства того, что политическая сцена России не делится больше на патриотов и либералов, чем арест Платошкина. Старую оппозиционную “гвардию” можно было охарактеризовать словами Ленина: “Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа”. Наступил второй этап: “Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом”. И следующий, продолжу цитировать Ильича, “начинает расти на наших глазах”.

Судя по всему, это и является ответом на вопрос “за что”. За то, образно говоря, что лозунг “Крым – наш!” органично сочетается в Платошкине – и тех, кто за ним идет, – с клокочущей ненавистью к власти. Гремучая смесь по настоящее время.

Вам также может понравиться