Зеленое платье назвали историей советской женщины и ее семьи

Документалист Елена Демидова, сняла фильмы «Прикосновение ветра», «От парада до «Оскара», «Леша», в дни карантина провела совместно с Театром.doc онлайн-мастерскую «Как делать кино из собственной жизни».

Елена Демидова. Фото: facebook.com/elena.demidova.9

Ее участники за полтора месяца сняли фильмы, которые можно назвать IMovie. Все они далекие от кино люди, которые живут в британском Сент-Олбансе, Берлине, Москве, Ярославле, Гамбурге, Ганьчжоу, Вене, и это их первые опусы.

И здесь надо вспомнить опыт самой Елены Демидовой, что отправилась с волонтерами в 2010 году в Рязанскую область спасать пострадавшие от пожара села. Взяла с собой камеру, а потом появился фильм «Леша», героиней которого стала и сама Елена. Она снимала Лешу, спасал старух, готовил суп из выдры, слушал тетеревов, а затем перестал выходить на связь. Этот опыт, когда автор невольно становится героем своей картины, проявился и в работах участников мастерской. Важно только, чтобы личная история была бы интересна кому-то еще. И здесь не избежать вопроса: как снимать, когда нет специального образования и оборудования.

Зеленое платье назвали историей советской женщины и ее семьи

Вероника Пит живет в Великобритании, а ее героями картины «Тандем» стали мама, сын, партнер Питер. Снимая кино, она открыла для себя новый подход к реальности. С мамой дочь общается с помощью современных средств связи за сорок минут. Они говорят о карантине, Путина, которого мама видит в телевизоре, хотя ей кажется, что это совсем не он. Новости она смотрит без звука. 20-летний сын Вероники — студент университета и оригинально мыслящий человек. Но все они стоят на земле. Только англичанин Питер — словно с другой планеты, он погружен в алгоритмическую поэзию. Это некий высший уровень связи с природой и космосом. Он говорит о загадочном Хумбабу, как выясняется, компьютерную машину, творящую чудеса. Снимать Вероника не умела. Профессиональной подготовкой стал для нее просмотр кураторской программы ученика Марины Разбежкиной — режиссера и актера Дмитрия Кубасова. Как и другие участники проекта, она призналась, что про себя снимать страшно, как и о своих близких, поскольку ты отбиваешься. У Вероники изначально никакой идеи не было, просто начала снимать пару слепых и благодаря этим людям пришла к «Тандему».

Зеленое платье назвали историей советской женщины и ее семьи

Юлия Соловьева живет в Гамбурге, а ее мама — в Москве. Во время эпидемии в их взаимоотношениях, появились новые смыслы. Мы видим на экране телефона ее маму, бодро рассказывает о своей жизни, и Юлю, еле сдерживала слезы. Фильм «Зеленое платье» — история разбросанной по миру семьи. Платье одевали в торжественных случаях, и теперь оно объединяет всех общими воспоминаниями. Мама, например, через сорок лет собирается снова его носить, оно снова в моде. А началось все с покупки зеленого японского шелка. Сама Юля надела платье лишь однажды и прожгла. Его история стала историей не только семьи и страны, но и определенным кодом советской женщины.

«Зеленое платье» сразу же получила приглашение в Екатеринбург на Международный кинофестиваль «Кинопроба». Представляет его Лилия Немченко — она профессор, преподает в университете — поделилась опытом: «Студенты представляют СССР как страну, где все скованы одной цепью, все в сером, а тут такая индивидуальность».

Зеленое платье назвали историей советской женщины и ее семьи

Фильм «Стать Михкелем Мускаром» снял Михаил Жуков, который скрывается под псевдонимом, указанным в названии фильма. Он живет в Берлине и, сидя за столиком, наконец, ожившего после карантина кафе, признается, что случайно записался в мастерскую, как записался на онлайн-курсы питья. И теперь показал нам во всех деталях свой быт, сковороду на плите, содержимое шкафа, газовый баллон, в котором закончился газ, и это уже что-то сверх быта. Кажется, что закончилась жизнь, вымерли улицы Берлина. У Михаила — свои киноуниверситеты. Он посмотрел 30 фильмов Берлинале и решил попробовать режиссуру на вкус. Елена Демидова взбодрила ученика: «Молодец, что сделал кино. Теперь ты режиссер». Но это, конечно, условно. Много кто говорил: “я не режиссер, скорее наблюдатель жизни. Фильмы пока хаотичны, не имеют ни конца, ни края, нуждаются в доработке. Но опыт замечательный: камера позволила увидеть то, чего раньше многие не замечали.

Вам также может понравиться